Электронный каталог

как искать?

8 (800) 100-5790
8 (499) 557-0470
8 (495) 695-5790
На главную /  События /  Лекции, встречи, концерты /  2016 год /  Лекции проекта «Арзамас»  /  Восток: Что такое иероглифы и почему ими пользуются на Востоке, а не на Западе

Восток: Что такое иероглифы и почему ими пользуются на Востоке, а не на Западе

 

Где: Москва, ул. Воздвиженка, д. 3/5, Российская государственная библиотека, конференц-зал (3-й подъезд, 3-й этаж)
Когда: 16 октября 2016 года

 

Российская государственная библиотека и просветительский проект «Арзамас» открыли цикл лекций «Запад и Восток: история культур». Вторая лекция относится к циклу «Восток»: «Что такое иероглифы и почему ими пользуются на Востоке, а не на Западе»

 

 

Лектор — Георгий Старостин, кандидат филологических наук, заведующий кафедрой истории и филологии Дальнего Востока Института восточных культур и античности РГГУ, директор Лаборатории востоковедения и сравнительно-исторического языкознания Школы актуальных гуманитарных исследований РАНХиГС.

С иероглифа начинались все без исключения письменные системы мира. Тем не менее иероглифическая система записи закрепилась только на Дальнем Востоке. Почему именно там? Что вообще такое иероглиф и что он обозначает — конкретное слово или абстрактную идею?


Основные тезисы лекции:

  • Все знают, что в Китае и Японии используют не буквы, а иероглифы: в этих странах одним знаком (иероглифом) может записываться целое слово. Гораздо менее известно, что все без исключения письменности мира изначально зарождались как иероглифические, а уже потом отправлялись в длинный и сложный путь к алфавитным системам. Но в странах Дальнего Востока, и прежде всего в Китае, развитие пошло по совершенно иному пути. И даже профессиональные китаисты нередко затрудняются объяснить, что это был за путь и почему китайская цивилизация выбрала именно его.

  • Самым естественным объяснением того, что иероглифика так прочно закрепилась именно на Востоке, является её органичная приспособленность к нуждам любого языка так называемого юговосточноазиатского типа, к которым относится в том числе китайский. Заимствовать китайскую письменность или изобрести на её основе собственное иероглифическое письмо пытались многие «начинающие» цивилизации, но в силу разных обстоятельств, как внутренних, так и внешних, рано или поздно от неё отказывались. Исключение — Япония с её весьма специфическими культурными традициями, но даже Японии пришлось вносить в иероглифику существенные инновации, чтобы приспособить её к особенностям своего языка.

  • Широко распространено представление о том, что иероглифическая письменность принципиально отличается от алфавитной тем, что иероглиф не привязан непосредственно к слову, что он сразу передает смысл, идею, а не звучание. Отчасти это так, и поэтому, например, одним и тем же иероглифом 木, изображающим дерево, можно записывать и китайское слово му («дерево»), и японское ки с тем же значением. Но на самом деле всё гораздо сложнее: есть убедительные доказательства того, что иероглифы изначально создавались для записи слов (причём конкретно китайского языка), а не абстрактных идей. «Концептуализация» иероглифа, его художественное осмысление производилось уже позже, в рамках высокоразвитой письменной культуры, и когда в Китае, в эпоху поздней древности и раннего Средневековья, эти представления легкомысленно стали переноситься на эпоху глубокой древности, это создало почву для многочисленных недоразумений и искажений, разгребать которые исследователи истории китайского языка и письма по-настоящему стали только совсем недавно.

 


 

Сотрудники Центра восточной литературы РГБ специально к лекции подготовили мини-выставку из своих фондов «Китайские прописи различных почерков иероглифов. Книги из коллекции Константина Андриановича Скачкова (1821—1883)».

 


Работы художника, каллиграфа, литератора и государственного деятеля Чжао Мэнфу (1254—1322):
Предисловие к «Стихотворениям, сочинённым в Павильоне орхидей» — произведению знаменитого
каллиграфа Ван Сичжи (303—361). [Китай, XVIII в.].
Шифр хранения ЦВЛ РГБ: ЗВ 2-4/1140б
Лао-цзы. Канон пути и добродетели. [Китай, XVIII в.]. Дата гравировки досок указана в колофоне:
третий год девиза правления Янью, т. е. 1316.
Шифр хранения ЦВЛ РГБ: ЗВ 2-4/1140в

 

Китайская каллиграфия — искусство письма — насчитывает уже несколько тысячелетий. Искусство каллиграфии в Китае ведёт своё начало от гадательных надписей на костях животных, которые датируются XIV—XI веками до новой эры (государство Шан-Инь, 1600—1046 до н. э.).

Китайскую каллиграфию можно сравнить с живописью: подобно живописи, это высокое искусство, в котором проявляется душа художника. Стиль каждого каллиграфа неповторим. Уникальность стиля, однако, не препятствует копированию произведений знаменитых каллиграфов. Напротив, это занятие — неотъемлемая часть хорошего образования не только в традиционном, но и в современном Китае. Для этой цели в Китае всегда издавались и продолжают издаваться и по сей день иероглифические прописи. Несколько экземпляров таких прописей из коллекции русского востоковеда Константина Андриановича Скачкова и представлены на этой выставке.

Иероглифы пишутся кистью. Основой могут служить бумага, ткань, деревянные и бамбуковые планки. Существуют также произведения каллиграфии, выгравированные резцом на твердом материале камне, кости, бронзе, дереве. Занятие каллиграфией — это не развлечение и не работа, а своего рода священнодействие. Правильная поза, движения тела (вплоть до пальцев ног), дыхание имеют своей целью правильную циркуляцию пневмы «ци» в теле каллиграфа.

 


Иероглифические прописи «Шу дэ тан чжэнь чжун те». Т. 2, 3. [Китай, XVIII в.]. Работа выдающегося
художника, каллиграфа, литератора и государственного деятеля Чжао Мэнфу (1254—1322).
Шифр хранения ЦВЛ РГБ: ЗВ 2-4/1139 кн. 2, 3

 

История китайского фонда библиотеки началась с приобретения Румянцевским музеем коллекции Константина Андриановича Скачкова (1821—1883), российского учёного и дипломата, действительного статского советника, много лет проработавшего в Китае. Родился Константин Андрианович в Санкт-Петербурге. В 1844 году окончил физико-математическое отделение Ришельевского лицея (Одесса), где наряду с другими дисциплинами весьма успешно изучал астрономию.

В 1849 году Скачков прибыл в Российскую духовную миссию в Пекине в качестве заведующего магнитно-метеорологической обсерваторией, впоследствии был консулом и генеральным консулом в разных городах. В общей сложности прослужил в Китае более 25 лет. Собрал богатейшую коллекцию китайских рукописных и печатных книг и карт. Круг его интересов был чрезвычайно широк — религия, история, обычаи, инженерные сооружения, сельское хозяйство, художественная литература, география, геология, ботаника, рисование и живопись.

 

Сборник образцов китайских иероглифов. Дата и место издания не указаны. Предположительно XVIII век.
Шифр хранения ЦВЛ РГБ: ЗВ 2-4/1140 

Ксилографическое издание с белым текстом на чёрном фоне. Образцы иероглифов, выполненные выдающимися китайскими каллиграфами. Форма книги — гармоника — одна из традиционных в китайском книгопечатании форм; восходит к традиционной форме индийских книг (стопа, или потхи), откуда была заимствована благодаря распространению буддизма. В конце каждого раздела имеются дарственные надписи, в которых упоминаются чиновники разных уездов провинции Шаньси.

 


 


Цзе цзы юань хуа чжуань. Слово о живописи из Сада с горчичное зерно. — [Б. м.,  XVIII в.].
Шифр хранения ЦВЛ РГБ: ЗВ 2-13/67

«Слово о живописи из Сада с горчичное зерно» — классический трактат по традиционной китайской живописи. Название происходит от названия поместья, принадлежавшего автору. Трактат, задуманный как учебное пособие, был написан автором по имени Шэнь Синью, рисунки выполнили художники Ван Гай, Ван Ши, Ван Не и Чжу Шэн на основе сорока трёх рисунков художника эпохи Мин Ли Люфана (1575—1629). Первый том «Слова…» был издан в 1679 году. Эта книги стала одним из самых замечательных произведений многоцветной печати.

Первый том посвящён пейзажу, деревьям, холмам, камням, фигурам людей и домам, в нем воспроизведены сорок рисунков знаменитых художников. В 1701 году были изданы ещё два тома, посвящённые растениям, птицам и насекомым. Шэнь Синью намеревался дополнить «Слово…» разделом о портрете, но так и не осуществил свой замысел. Предприимчивый издатель не заставил себя долго ждать: в 1818 году был напечатан четвёртый том якобы продолжения уже ставшего знаменитым трактата. Впоследствии художник Чао Сюнь (1852—1917), работая над подготовкой к переизданию «Слова…», тщательно воссоздал три тома оригинального издания и создал свою версию четвёртого тома.

С момента своего создания и до сегодняшнего дня «Слово…» остаётся важнейшим учебным пособием для изучающих китайскую традиционную живопись.

 


 

Ши чжу чжай шу хуа пу. — [Китай, между 1627 и 1850]. Ксилография, цветная печать, брошюровка «бабочка».
Шифр хранения ЦВЛ РГБ: ЗВ 2-4/802

«Образцы каллиграфии и живописи из мастерской “Десяти бамбуков”». Составитель Ху Чжэнъянь (1584—1662). Первое издание вышло в 1627 году и стало важной вехой в истории китайского книгопечатания: это первый памятник развитой пятицветной ксилографии.

 

 

 

       
 
Сайт создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Официальный сайт Российской государственной библиотеки
дизайн от студии Шире Шаг © 1999—2020 Российская государственная библиотека
Контактная информация
Электронная почта
Свидетельство о регистрации средства массовой информации:
Эл № ФС 77-20215 от 13 декабря 2004 года.

При использовании материалов прямая ссылка
на сайт www.rsl.ru обязательна.