Электронный каталог

как искать?

8 (800) 100-5790
8 (499) 557-0470
8 (495) 695-5790
На главную /  События /  Выставки /  2012 год  /  Смутное время в экспозициях РГБ

Смутное время в экспозициях РГБ

Место проведения: выставочная площадка у Мраморной лестницы
Время проведения:  2—20 ноября 2012 года

 

Иван Мартос. Памятник Минину и Пожарскому на Красной площади в Москве, 1818. Фото Николая Аввакумова (hitrovka.livejournal.com)
2 ноября 2012 года на выставочной площадке РГБ у Мраморной лестницы открылась книжно-иллюстративная выставка «Народное ополчение 1612 года. К 400-летию освобождения Москвы от польских интервентов». Экспозиция знакомит с множеством изданий из фондов РГБ — альбомами, сборниками, монографиями, материалами конференций. Особую нишу занимают книги, посвященные непосредственно участникам драматических событий Смуты.

«Не жалеть нам имения своего, не жалеть ничего…»

4 ноября 2005 года Россия впервые отметила День народного единства. Четыреста лет назад во времена раскола и междоусобиц наш народ объединился, чтобы сохранить государственность и независимость. Когда польские интервенты заняли в Москву, нижегородец Кузьма Минин обратился к посадским людям с призывом собирать средства для народного ополчения: «Захотим помочь Московскому государству, так не жалеть нам имения своего, не жалеть ничего…». Возглавил ополчение талантливый военачальник Дмитрий Пожарский. Город был освобожден от врагов 4 ноября (по новому стилю) 1611 года.

Показательно, что 8 июля 1941 года 200-тысячным тиражом был напечатан плакат Виктора Корецкого «Наши силы неисчислимы». Защитника Родины, человека из народа художник изобразил на фоне знаменитого памятника Ивана Мартоса, установленного на Красной площади в Москве. Минин и Пожарский оказались самыми востребованными героями в тот трагический для страны час. Этот плакат также можно увидеть на выставке.

Ее украшением являются крупноформатные альбомы, атласы, словари. Такие, как «Дни воинской славы», «Атлас войн и сражений», «300 лет российской военной истории с XVII века до 1917 года». Из дореволюционных изданий, передающих сам дух эпохи, стоит назвать «Очерки по истории смуты в Московском государстве XVI—XVII вв.»,  Сергея Платонова с подзаголовком «Опыт изучения общественного строя и сословных отношений». Скромного формата книга «Три ополчения Земли Русской, рассказанные русскому мужичку В. Фуксом» (1856) проиллюстрирована литографированными портретами российских правителей, в том числе и «благополучно царствующего Государя Императора Александра Николаевича».

Труд Игоря Тюменцева «Очерки по истории обороны Троице-Сергиевой лавры. Народная защита крепости в Троице-Сергиевом монастыре в 1608—1610 гг.» открывается докладом военного историка, полковника генерального штаба Андрея Георгиевича Елчанинова «К 300-летию снятия 16-месячной осады Троице-Сергиевой лавры», который он прочитал 12 января 1910 года в Санкт-Петербурге на общем собрании членов Общества ревнителей военных знаний. Публикация снабжена пространным автографом Андрея Георгиевича: «Его Превосходительству, Глубокоуважаемому знатоку и ценителю нашей святой старины — Алексею Дмитриевичу Поливанову — позволяя себе помнить сказанное мне по поводу этой работы доброе слово…».

Плакат Виктора Корецкого «Наши силы неисчислимы», 1941
Доктор исторических наук Людмила Морозова, автор книги «Два царя: Федор и Борис. Канун Смутного времени», видит свою цель в том, «чтобы поставить под сомнение стереотипные представления о царе Федоре Ивановиче как о болезненном и слабом человеке, неспособном править самостоятельно, и о Борисе Годунове как о цареубийце и тиране».

Из первых уст

Интереснейшая книга «Записки Станислава Немоевского (1606—1608). Рукопись Жолкевского» была подготовлена к печати по текстам двух изданий — 1835 и 1907 гг. В нее вошли свидетельства двух поляков, участников событий Смутного времени.

В том же ряду стоит и «Дневник Яна Петра Сапеги (1608—1611)», одно из немногих произведений, написанных по горячим следам. Ян Сапега был гетманом Лжедмитрия II. В течение всего пребывания гетмана в России его секретари добросовестнейшим образом изо дня в день записывали все происходившее с ним самим и его войском. После гибели предводителя секретари вывезли его обширный архив в Речь Посполитую. В дальнейшем он оказался разделенным на несколько коллекций, которые попали в разные библиотеки Польши, России, Украины, Швеции.

Как оформлением, так и содержанием привлекает исследование историка культуры Зои Ножниковой «Загадочная Московия: Россия глазами иностранцев» (записки западных дипломатов XV—XVII веков: документы и комментарии). Наблюдения иностранных послов, которых, судя по всему, многое поражало, были переведены в девятнадцатом и в начале двадцатого столетия известными русскими филологами.

Самозванец

В монографии известного историка Вячеслава Козлякова «Лжедимитрий I» личность самозванца рассматривается, исходя из двойственности ее восприятия. Для одних он — исчадие ада, для других — потенциальный реформатор прогрессивного толка. Его фантасмагорическое восшествие на трон не знает прецедентов: «Поразительно, но никакому другому сюжету русской истории не уделяли столько внимания гении мировой литературы. Ссылки на современные обстоятельства в Московии можно найти даже у Шекспира… Историю царевича заметили Сервантес и Лопе де Вега в XIX веке. О самозваном царе на русском престоле напишут Фридрих Шиллер и Проспер Мериме». В предисловии имеются, конечно, и отдельные упоминания об отечественных гениях — Александре Пушкине и Модесте Мусоргском, вдохновившихся этой судьбой.

С исследованием Козлякова перекликаются и отдельные положения также представленной на выставке книги патера Пирлинга «Дмитрий Самозванец» (ее содержание раскрывается уже в подзаголовке: «Конец дома Рюриковичей — Легенды об императоре — Апогей и катастрофа — Поляки в Кремле»). Она появилась в 1912 году в издательстве «Сфинкс». «Три столетия отделяют нас от Дмитрия Самозванца, — размышляет о. Пирлинг, — но образ этого императора русской земли все еще одет покровом тайны. В сказочных успехах и в трагическом конце… проступают как будто черты его царственного происхождения. Легко понять, что манит к нему таких гениев, как Шиллер и Пушкин. Признаюсь, я сам поначалу был увлечен этой исторической гипотезой… Время сделало свое дело, наука значительно шагнула вперед: вскрылись новые источники знаний. Всякие химеры развеялись, как дым». Автор характеризовал самозванца как человека безусловно одаренного, «душевно гибкого», ловкого циника и скептика. Однако автор не обольщался насчет исчерпанности темы, и потому его резюме таково: «Мраком покрыта эта личность»…

Тему выставки на Мраморной лестнице продолжает экспозиция «К 400-летию освобождения Москвы от польских интервентов: справочные и библиографические издания из фондов СБО», расположенная на выставочной площадке справочно-библиографического отдела.


             

 

Сайт создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Официальный сайт Российской государственной библиотеки
дизайн от студии Шире Шаг © 1999—2020 Российская государственная библиотека
Контактная информация
Электронная почта
Свидетельство о регистрации средства массовой информации:
Эл № ФС 77-20215 от 13 декабря 2004 года.

При использовании материалов прямая ссылка
на сайт www.rsl.ru обязательна.