Электронный каталог

как искать?

8 (800) 100-5790
8 (499) 557-0470
8 (495) 695-5790
На главную /  События /  Конференции, совещания, круглые столы, семинары /  Интернет-конференция «Проблемы и перспективы работы российских библиотек в условиях соблюдения законодательства об авторском праве»  /  Интернет-конференция «Проблемы и перспективы работы российских библиотек в условиях соблюдения законодательства об авторском праве»

Интернет-конференция «Проблемы и перспективы работы российских библиотек в условиях соблюдения законодательства об авторском праве»

Место проведения: Москва, Информационное агентство «Гарант»
Время проведения: 23 августа 2011 г., 11:00
Анонс конференции

 

23 августа в Информационном агентстве «Гарант» состоялась интернет-конференция с участием генерального директора Российской государственной библиотеки Александра Вислого. Ее темой стала «Проблемы и перспективы работы российских библиотек в условиях соблюдения законодательства об авторском праве».

Не секрет, что с появлением новых информационных технологий и созданием электронных библиотек проблемы авторского права и доступности библиотечных фондов стали особенно актуальны. Работникам библиотек приходится сталкиваться с обеспечением нормативно-правового обоснования организации и функционирования информационных ресурсов и услуг, регулированием прав владельцев, собственников и пользователей электронных библиотечно-информационных ресурсов и т. д.

В ходе интернет-конференции Александр Вислый рассказал о проблемах и перспективах работы библиотек в условиях реализации законодательства об авторском праве, о соблюдении авторских прав при переводе библиотечной системы России в электронный формат, о необходимости внесения поправок в четвертую часть Гражданского кодекса РФ и закон «О библиотечном деле» и др. Вопросы гостю конференции принимались заранее по электронной почте, мы предлагаем нашим читателям ответы на самые интересные из них.


Видеозапись интернет-конференции на сайте Информационного агентства «Гарант»

Ведущий: В настоящее время в действующем законодательстве по авторскому праву с учетом интенсивного развития электронных ресурсов остаются нерешенные проблемы: обеспечение свободного доступа пользователей к фондам электронных документов и возможность их копирования, а также вопрос, касающийся информатизации библиотек и управления авторскими правами, развития технических и правовых средств защиты электронных ресурсов. Александр Иванович, как решаются эти вопросы в РГБ и что еще вы планируете сделать?

Александр Вислый: Сейчас самый сложный период для библиотек, потому что, с одной стороны, существует мнение, что в Интернете есть все, и тогда зачем нужны библиотеки? С другой стороны, библиотеки достаточно сильно ограничены действующим законодательством при своем движении в электронное будущее.

Давайте посмотрим, все ли есть в Интернете? Наша библиотека получает обязательный экземпляр всего, что издается в нашей стране. На сегодняшний день это порядка 120 тысяч наименований литературы ежегодно. У нас давно работает компьютерная система, которая позволяет фиксировать, что и кому выдается в нашей библиотеке. Можно составить списки, например: «Топ-100 самых спрашиваемых книг в Российской государственной библиотеке», «Топ-20 000 самых спрашиваемых книг в Российской государственной библиотеке» и т. д. Интересно, что из этого списка «Топ-100…» в Интернете существуют электронные копии всего двух книг, причем одна из них размещена явно пиратским образом, другую можно купить на сайте ЛитРес. Вот, собственно говоря, ответ на вопрос, действительно ли в Интернете все есть? В Интернете много чего отсутствует, причем именно то, за чем ходят читатели нашей библиотеки. Их можно разделить на две категории: читатели могут посещать библиотеку, чтобы почитать для души классику, фэнтези, детективы. Таковых у нас насчитывается не более 5–7 %. Все остальные — более 90 % читателей — ходят в библиотеку для того, чтобы, во-первых, получать знания, во-вторых, продвигаться в своей карьере, и в третьих, увеличивать профессиональный уровень. Как раз этой литературы в Интернете нет, нет ее ни в электронном виде, ни на пиратских сайтах, ни на сайтах, где сейчас официально начали торговать электронными копиями.

С другой стороны, наша библиотека не может обеспечить читателям сервис доступа к полным текстам электронных книг, потому что по нашему законодательству для того, чтобы Российская государственная библиотека и любая другая библиотека нашей страны имела возможность перевести печатную книгу в электронную форму, необходим письменный договор с автором или правообладателем. А дальше цифры просты: 120 тысяч наименований в год только новой литературы, которая издается в нашей стране, и, соответственно, от двух до трех авторов в среднем у каждого произведения. Это значит, что мы имеем порядка двухсот авторов этих произведений. Как заключить 200 тысяч договоров в год, я не знаю. Наверное, на сегодняшний день никто не знает ответ на этот вопрос.

Поэтому библиотеки могут переводить произведения в электронную форму только в том случае, если прошло 70 лет после смерти автора. Что такое 70 лет после смерти автора? Скажем, автор родился в 1880 году. В 21 год, т. е. в 1901 году, написал книжку. Умер в 1941 году в 61 год. Таким образом, перевести книжку 1901 года издания в цифровой формат мы сможем только 2012 году, когда пройдет 70 лет после смерти автора. Мы переводим книги в цифровой формат, таких произведений сейчас насчитывается порядка 100 тысяч наименований. Это издания XVIII в., XIX в., начала XX в. с ятями, твердыми знаками и т. д. и т. п. Все это не слишком интересно той аудитории, которая приходит к нам учиться и повышать свой культурный уровень.

Второй путь, когда библиотека может получить и использовать электронную копию произведения, — это официальная покупка ее у тех, кто может ею торговать. На сегодняшний день таких случаев не очень много. Я знаю только 3–4 компании, которые заявляют, что легально торгуют электронными копиями книг. Это ЛитРес, частично КнигаФонд, Айкьюлиб и Директмедия. Но купить там то, что пользуется спросом у наших читателей, практически невозможно. Таковы сейчас основные проблемы.

В.: Можно ли считать одним из главных недостатков части IV Гражданского кодекса Российской Федерации то, что в ней закреплены только права автора, правообладателя, но ничего не говорится о правах пользователя? В каких случаях и на каких условиях он может использовать интеллектуальную деятельность автора без его разрешения?

А. В.: В Гражданском кодексе РФ прав пользователей закреплено несколько больше, чем прав библиотек. Давайте попробуем разобраться, что может сделать физическое лицо в своих личных целях. Для того чтобы перевести произведение в цифровую форму, библиотека должна заключить письменный договор с правообладателем. Но пойди найди этого правообладателя. А физическое лицо имеет право на воспроизведение, но есть небольшая сноска: он не имеет права на воспроизведение книги полностью.

Использование любым физическим лицом интеллектуальной деятельности без согласия автора допускается в кругу своей семьи. Это означает, что физическое лицо может положить книгу на сканер, перевести ее в цифровую форму и пользоваться. Здесь нарушения законодательства нет. Оно имеет место в тот момент, когда эта электронная копия уходит из круга физического лица, т. е. по сути дела из семьи. Если студент, переведя какой-то нужный ему учебник в цифровую форму, придет в свою группу, и другой студент попросит поделиться копией, то в этот момент произойдет нарушение части IV Гражданского кодекса РФ.

Но обнаружить эту тонкую грань очень сложно. Таким образом формируются пиратские библиотеки в Интернете. Например, я сделал для себя что-то интересное и поделился с товарищем, а он этим поделился с Интернетом. Это создает повод для издательств говорить, что как только книжка переводится в электронный вид, то сразу же продается в Интернете пиратским образом. Это разрешено физическому лицу, но библиотеке этого делать нельзя. Если библиотека тем или иным способом приобрела электронную книгу, заключила договор с автором-правообладателем, то появилась электронная копия. И тут вступают в действие ограничения части IV Гражданского кодекса РФ, согласно которым, библиотека имеет право предоставить эту электронную копию своему читателю на безвозмездной основе в помещении библиотеки, без возможности создания цифровой копии.

В.: Как вы оцените те исключения, которые сделал законодатель в части ограничений на репродуцирование книг? Статья 1275 Гражданского кодекса РФ устанавливает жесткие правила указанной деятельности, согласно которым без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения, но с обязательным указанием имени автора, произведение которого используется, и источника заимствования допускается репродуцирование произведений в единственном экземпляре без извлечения прибыли библиотеками и архивами, для восстановления, замены утраченных экземпляров. Но о гражданах не сказано ничего? Прокомментируйте, пожалуйста.

А. В.: Согласно части IV Гражданского кодекса РФ, репродуцирование — это воспроизведение книги в том же материале, т. е. когда из печатной книги делается печатная книга. Существует много случаев, когда это можно делать. Например, в библиотеке утратился печатный экземпляр и в соседней библиотеке можно сделать точную копию печатного экземпляра и продолжать обслуживать читателей. В тех предложениях, которые в этом году были размещены на сайте Института частного права, репродуцирование понимается совсем по-другому. Но где сейчас эти предложения? Пока никто не видел.

В.: А если, допустим, утерян экземпляр произведения, но репродуцирование произведено целиком, т. е. не постранично. Можно ли взять другое издание и заменить страницы?

А. В.: Библиотекам это разрешается. Но это опять-таки замена «печатное — на печатное». Но представители библиотек часто говорят, что это дорого стоит и предлагают сделать электронную копию. Как раз часть IV Гражданского кодекса РФ запрещает это делать.

В.: Александр Иванович, в новых поправках появилось новое понятие «свободная лицензия». Что это за лицензия и что она дает?

А. В.: На тот счет у юристов есть разные точки зрения. Основное, что хочется по этому поводу сказать, что использование книг под свободной лицензией практически запрещено частью IV Гражданского кодекса. Например, я, автор этой книги, не отдал ее ни в какое издательство, или мой договор с издательством закончился, или я не передавал эксклюзивных прав издательству. Я могу ее разместить на своей личной страничке или на страничке какой-то компании и сказать, что это произведение предназначено для всех. Берите и пользуйтесь им, делайте, что хотите. Но библиотека взять это произведение и разместить в своем фонде фактически не может, потому что завтра этот автор, не дай бог, умрет или передумает, а у библиотеки остается электронная копия этого произведения без письменного договора с автором, правообладателем о ее покупке. Соответственно, происходит нарушение части IV Гражданского кодекса РФ. А так как это будет осуществляться в массовом масштабе, то за это нарушение предусмотрено наказание до 6 лет лишения свободы.

Мы предполагаем внесение в часть IV Гражданского кодекса РФ таких изменений, чтобы автор имел возможность разместить свое произведение в Интернете и сообщить, что разрешает пользование им.

В.: Как вы считаете, поможет ли повсеместное распространение и доступность оцифрованных ресурсов библиотек борьбе с чистым плагиатом? Как взаимосвязано наше современное российское законодательство с международным, в частности, Бернской конвенцией об охране литературных и художественных произведений?

А. В.: По моим оценкам и мнению ряда юристов, российское законодательство в области авторского права несколько жестче норм Бернской конвенции. В Конвенции есть ряд исключений из авторского права, которые мы не используем в нашем законодательстве. У нас достаточно жесткое законодательство по авторскому праву. Если его сравнивать с законодательствами других стран, то мы находимся где-то посередине: есть более жесткое законодательство об авторском праве, чем у нас, а есть более либеральное.

Что касается плагиата, то это очень интересный и серьезный вопрос. Сейчас в Российской государственной библиотеке есть полные тексты диссертаций в электронном виде за последние 10 лет. Мы не переводили их в основной текст, а покупали в ВНИТИ-центре, куда они сдаются самими диссертантами. Есть диссертации, в которых страницы совпадают с точностью до запятых и ошибок. Они достаточно просто вылавливаются — достаточно поставить тот же самый антиплагиат, который, может быть, не сильно интеллектуально, но ловит эти моменты. Думаю, что если бы полные тексты всех научных, диссертационных, научно-исследовательских работ размещались в Интернете, то можно было бы пользоваться сервисом типа антиплагиата, и плагиата было бы намного меньше.

В.: Прокомментируйте, пожалуйста, появление электронных библиотечных систем, которые в последнее время активно внедряются и предлагаются к внедрению в образовательный процесс вузов со ссылкой на новые образовательные стандарты.

А. В.: Электронные библиотечные системы — совсем недавно появившийся термин. Минобрнауки России ввело его во многие свои документы, в т. ч. как одно из требований при аккредитации вузов, чтобы там присутствовала электронная библиотечная система. Ничего нового в той постановке, в которой оно звучит сейчас, нет. Библиотеки вузов занимались этим всегда и создавали электронные каталоги своих книг. И где могли, обеспечивали доступ к полным текстам этих ресурсов. Под термин «электронная библиотечная система» и под это требование появилось несколько компаний, которые предлагают вузу альтернативу: хотите пройти аккредитацию, подпишитесь на нашу электронную библиотечную систему. Но здесь есть положительный момент. Если эти электронные библиотечные системы разовьются до того состояния, что объем их контента будет такой, что их можно будет использовать в полномасштабном учебном процессе, то мы решим проблему и с авторским правом, и с образованием, и т. д.

Один из центральных вопросов сегодняшней дискуссии звучит так: смогут ли на коммерческой основе с соблюдением текущего законодательства об авторском праве появиться коммерческие организации, которые смогут обеспечить все образование России или хотя бы его 80% качественными учебниками, монографиями и т. д. То есть может ли коммерческий рынок все это сделать или все-таки необходимо вмешательство государства? И тогда нужно понимать, как оно должно вмешиваться, потому что это вопрос далеко не такой простой. В состоянии ли те электронные библиотечные системы, компании, которые сейчас пытаются делать это на коммерческой основе, на подписки на свои системы обеспечить достаточный контент и выплатить авторское вознаграждение правообладателям этого контента так, чтобы заработать еще какую-то прибыль. Чтобы обеспечить высшее образование до 5 курса, нужно примерно 150 тысяч наименований учебников и монографий. При этом ежегодно фонд должен пополняться на 20–30 учебников и монографий. Сегодня мы имеем в этих электронных библиотечных системах 30–40 тысяч наименований, из них учебная и научная литература составляет 10–15 тысяч, т. е. у нас цифры пока несоизмеримые.

В.: Планируется ли как-то упростить процедуру доступа к электронным библиотекам лицам с ограниченными возможностями, например, создать специализированные электронные библиотеки для особых пользователей — инвалидов?

А. В.: В законодательстве практически ничего нет по этому поводу. В нашей стране есть сеть библиотек для людей с ограниченными возможностями. На развитие этого направления тратятся достаточно хорошие бюджетные деньги, покупаются специальные клавиатуры, специальное программное обеспечение. Но таких библиотек не очень много, соответственно, круг охвата их не велик. Для того чтобы человек с ограниченными возможностями смог попасть в помещение библиотеки, необходимо их обустраивать таким образом, чтобы был лифт, лестницы, подъемники. К сожалению, далеко не все наши библиотеки так обустроены.

В.: Уважаемый Александр Иванович, насколько, на ваш взгляд, Федеральный закон от 29 декабря 1994 года № 78-ФЗ «О библиотечном деле» соответствует реалиям сегодняшнего дня? Последние изменения в него были внесены 27 декабря 2009 года, но ведь с этого момента в стране произошло достаточно много изменений, во все сферы, в том числе и в деятельность библиотек, внедряются новейшие информационные технологии. Какие пробелы, по вашему мнению, имеются в данном законе, какие поправки было бы целесообразно в него внести?

А. В.: Менять закон нужно, это абсолютно точно. В этом законе много декларативных норм, того, что не укладывается в современные определения. Я хорошо понимаю позицию издателей, которые утверждают, что в IV части Гражданского кодекса РФ нужны исключения для библиотек, чтобы библиотеки могли выполнять свои функции в новом информационном мире. В законе «О библиотечном деле», например, не совсем ясно прописано, что такое библиотека. Если читать закон буквально, то любое собрание сочинений, которое лежит у вас дома, — это частная библиотека, и, соответственно, IV часть Гражданского кодекса РФ распространяется на все библиотеки, а значит, и на всех людей. Нужно четко и ясно формулировать те определения, которые есть в законе.

В.: Во многих зарубежных странах, например в Германии, Японии, США, разработаны специальные федеральные программы поддержки электронных библиотек. Уважаемый Александр Иванович, расскажите, пожалуйста, действуют ли аналогичные программы в нашей стране?

А. В.: У нас немного по-другому устроен бюджетный процесс. Библиотеки получают финансирование из бюджета своего уровня. У нас федеральных библиотек насчитывается всего девять, они получают финансирование из федерального бюджета. Региональные библиотеки финансируются из регионального бюджета, муниципальные — из муниципального. Никакой общей системы финансирования всех библиотек в стране нет. В бюджете, например, нашей библиотеки отдельной строчки на информатизацию, перевод в цифровые формы, до последнего времени вообще не существовало. Это 226 статья закона. От размера этой статьи все и зависело.

Существует Федеральная целевая программа «Культура России», в которой есть отдельная строчка под названием «Национальная электронная библиотека». Как раз в этой строчке должны быть сосредоточены все основные работы по оцифровке фонда. Но цифра, которая там от года в год фигурирует, а это порядка 11 миллионов рублей на всю библиотечную систему России, очень маленькая. Комментарии здесь абсолютно лишние. Последние два года в финансировании двух федеральных библиотек появилась строчка «Оцифровка», на данные цели в этом году было выделено порядка 25 миллионов рублей. Деньги в рамках страны никакие, но что-то на эти средства оцифровывается.

В этом году появилась еще одна строчка в финансировании, она идет на создание национального библиотечного ресурса, это порядка ста миллионов рублей, она предполагает запуск процесса оцифровки книг одновременно с получением письменного договора или лицензионного соглашения с автором, которое бы позволило библиотеке использовать современную литературу. Только что прошел первый конкурс в рамках этой программы. Мы надеемся к концу года получить первые 6 тысяч произведений, которые наиболее часто спрашивают в библиотеке.

В.: Уважаемый Александр Иванович, что на сегодняшний день делается для того, чтобы ускорить процесс доступа российских учебных заведений, а особенно находящихся в глубинках: в деревнях, селах, к электронным библиотекам?

А. В.: Положение с сельскими, городскими, муниципальными, районными и т. д. библиотеками достаточно сложное. Таких библиотек в стране чуть больше 40 тысяч. Эти библиотеки общедоступны. На сегодняшний момент цифра, которая характеризует их подключение к интернету — порядка 13 %, она постепенно растет, но это всего лишь 13 %. Только 20 % из них имеют телефон. Что такое сельская библиотека сегодня — это библиотека небольшого поселка. Это две комнаты, в одной сидит библиотекарь, стоит несколько столов и стульев, в другой комнатке стоит фонд. Прошло то время, когда существовали миллионные тиражи литературы. Сейчас государственного книгоиздания по сути дела нет, оно только коммерческое.

В.: Каким образом книга, например из классики, выпущенная даже тиражом в 3 тысячи экземпляров, попадет в 40 000 библиотек?

А. В.: Что может купить библиотека того же городского поселка, если в этом поселке и книжного магазина нет. Книжный магазин есть в лучшем случае в районном центре, а в худшем — в областном. А фонд таких библиотек пополняется прежде всего с учетом пожеланий читателей, а это детективы, фантастика, женские романы. Вот и получается, что сейчас фонд стандартной библиотеки — это то, что осталось от этих тиражей.

Что самое печальное, практически совсем исчезла научно-популярная, образовательная литература, которая рассчитана на подростков от 12 до 18 лет, когда только проявляется интерес к чтению. Вот этого совсем нет, и издается это даже не тысячными тиражами сейчас. Сейчас для такой литературы тираж 500 экземпляров — это и есть тот тираж, которым она сейчас издается. Надеяться на то, такие книги вновь начнут выпускать миллионными тиражами, не приходится, потому что каждый книгоиздатель оценивает свои риски. Система библиотечных коллекторов, которая была раньше, сегодня практически не работает. Распространение книг в глубинке сегодня происходит, как правило, с лотков. Это сейчас самая серьезная проблема. Решить ее можно на сегодняшний день только одним способом — подключением этих общедоступных библиотек к интернету. Мы же не можем сегодня оценить последствия того, что кто-то где-то в каком-то поселке не прочитал книжку про космологию. А последствия этого через 50 лет могут быть самыми серьезными.

В.: Расскажите, пожалуйста, какова сегодня степень оснащенности библиотек современными электронными технологиями? Появились ли за последнее время какие-то совершенно новые услуги, которые Ваша библиотека и другие библиотеки страны могут предложить своим читателям?

А. В.: Мы, наверное, библиотека уже более электронная, чем традиционная. Сегодня к нам приходит порядка от 2 до 4 тысяч читателей в день. До 4 тысяч посетителей доходит в весеннюю, осеннюю сессии. На 2 тысячи посетителей, которые приходят в нашу библиотеку, в настоящий момент приходятся порядка 6–8 тысяч посетителей, которые читают книги, оцифрованные в нашей библиотеке, в интернете. Мы считаем не клики на эту книгу, мы считаем только тех посетителей, которые пролистали в течение 10 минут не менее трех страниц текста из одной книги. К каким ресурсам обращаются чаще всего? Это в основном — электронная библиотека диссертаций. Авторское право не позволяет нам открыть ее в свободном доступе в интернете, но через систему виртуальных читальных залов, которые есть практически в каждом вузе, такая возможность существует.

Поток читателей, которые читают то, что вышло из-под действия авторского права, не очень большой, но он тоже есть. Это порядка 15 % читателей. К концу года мы планируем ввести в действие электронную библиотеку классики — это все классические произведения. Они будут представлены в двух вариантах: хорошего качества цифровая копия, но там естественно будут «яти», плюс к «ятям» будут красивые иллюстрации, картинки и т. д. — все, что было в этих изданиях, а так же с файлом этой книги будет лежать файл в современной орфографии, но без сносок, комментариев — это просто чистый файл произведения. Есть же, например, «Евгений Онегин» в современной орфографии. Не очень много книг, которые можно точно отнести к русской классике — это порядка 10 тысяч произведений. Здесь тоже есть сложности. Следующим шагом хотелось бы создать такую же библиотеку с иностранной классикой.

В.: Насколько развит и отлажен межбиблиотечный обмен электронными книгами? Может быть есть какие-то амбициозные проекты с другими библиотеками? Делаете вы это?

А. В.: Этого делать нельзя. Даже если у меня есть легально приобретенная цифровая копия книги или договор с автором. Создание еще одной цифровой копии незаконно, согласно IV части Гражданского кодекса РФ. Если в договоре написано, что автор лицензирует мне возможность создать цифровую копию и передать ее куда то, значит, я могу это сделать. Если говорить о таких договорных отношениях, то сегодня у РГБ есть порядка 2000 таких книг, авторы которых дали нашей библиотеке все права. Без такого договора распространять электронные копии книг нельзя.

В.: С какими зарубежными электронными изданиями (библиографическими, полнотекстовыми, реферативными) можно работать в читальных залах РГБ в бесплатном режиме? Есть ли доступ к базам зарубежных патентов?

А. В.: Сегодня периодика РГБ насчитывает порядка 10 тысяч наименований. Мы подписываемся на все, до чего могут дойти руки. Читатель, который приходит в помещение РГБ, может пользоваться всем этим бесплатно. Если читатель хочет уйти с какой-либо цифровой или печатной копией, в тех случаях, когда организация, с которой у нас подписан договор, разрешает, тогда он платит за распечатку или цифровую копию и уходит с цифровой копией. Кстати, таких организаций, которые это разрешают, не очень много. Точно также с диссертациями. Например, читателю необходима диссертация по ядерной физике. Максимум, что он сейчас может сделать — это заказать распечатку нескольких страниц этой диссертации. Копия этой диссертации существует и в электронном виде, например, читатель мог бы уйти от нас, унеся на флешке все нужные страницы из этой диссертации, но так нельзя. Мы должны обеспечить невозможность создания цифровой копии. Все.

В.: Спасибо! Александр Иванович, вы коснулись большинства тем, которые интересовали наших интернет-пользователей. Спасибо вам за подробные ответы!

А. В.: Спасибо вам!

 

Сайт создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Официальный сайт Российской государственной библиотеки
дизайн от студии Шире Шаг © 1999—2020 Российская государственная библиотека
Контактная информация
Электронная почта
Свидетельство о регистрации средства массовой информации:
Эл № ФС 77-20215 от 13 декабря 2004 года.

При использовании материалов прямая ссылка
на сайт www.rsl.ru обязательна.